Исповедь владельца сексшопа. обратная сторона бизнеса в 2000х

до 10 бонусов

close Бонусная программа. Итоговая сумма бонусов может отличаться от указанной, если к заказу будут применены скидки.

Цена в интернет-магазине может отличаться от цены в магазинах сети. Оформление книги может не совпадать с представленным на сайте

Смотреть наличие в магазинах

Аннотация

То, о чем не принято говорить. Новая книга Михаила Дашкиева, сооснователя крупнейшего в России и СНГ сообщества предпринимателей «Бизнес Молодость», посвящена тому, как устроена бизнес-реальность на самом деле. Это откровенный рассказ о том, о чем все обычно молчат. О том, что действительно влияет на результат и с чем сталкивается каждый предприниматель. «Обратная сторона бизнеса» — это философия своего дела. Выбор ниши, понятие «ямы», менторство, уныние, способность мечтать — разговор на все эти темы позволит вам преодолеть себя, победить депрессию, выйти на новый, более качественный уровень и сформировать собственную философию успеха.

Книга заставит вас порадоваться тому, что вы наконец-то узнали правду.

Сообщить о неточности в описании

Исповедь владельца сексшопа. Обратная сторона бизнеса в 2000х Исповедь владельца сексшопа. Обратная сторона бизнеса в 2000х Исповедь владельца сексшопа. Обратная сторона бизнеса в 2000х Исповедь владельца сексшопа. Обратная сторона бизнеса в 2000х Исповедь владельца сексшопа. Обратная сторона бизнеса в 2000х Исповедь владельца сексшопа. Обратная сторона бизнеса в 2000х Исповедь владельца сексшопа. Обратная сторона бизнеса в 2000х Исповедь владельца сексшопа. Обратная сторона бизнеса в 2000х Исповедь владельца сексшопа. Обратная сторона бизнеса в 2000х

Исповедь владельца сексшопа. Обратная сторона бизнеса в 2000х

Книга «Обратная сторона бизнеса» есть в наличии в интернет-магазине «Читай-город» по привлекательной цене.

Если вы находитесь в Москве, Санкт-Петербурге, Нижнем Новгороде, Казани, Екатеринбурге, Ростове-на-Дону или любом другом регионе России, вы можете оформить заказ на книгу Дашкиев М.

«Обратная сторона бизнеса» и выбрать удобный способ его получения: самовывоз, доставка курьером или отправка почтой. Чтобы покупать книги вам было ещё приятнее, мы регулярно проводим акции и конкурсы.

Источник: https://www.chitai-gorod.ru/catalog/book/1000070/

“Эта индустрия ужасна”. Модели — о темной стороне мира моды (20 ФОТО)

Модельный бизнес — тяжелое ремесло. Только ленивый не пошутил, что истощенным манекенщицам так и хочется вынести прямо на подиум борща и котлет. Но если о страшных диетах слышали все, то некоторые уродливые сюрпризы гламурного мира часто так и остаются за кадром. “Умный журнал” собрал истории четырех девушек, которым дорого обошлись успех и вспышки фотокамер.

“Эта индустрия ужасна”

Исповедь владельца сексшопа. Обратная сторона бизнеса в 2000х

Кара Делевинь — одна из самых известных моделей мира, но даже она признается, что эта индустрия “ужасна”:

«Это ужасно — жить в мире, где тебе в любой момент могут позвонить и сказать, что тебе не помешало бы сбросить немного веса. Не хотите со мной сотрудничать — так и не надо!».

Исповедь владельца сексшопа. Обратная сторона бизнеса в 2000х

Вспоминая первую в жизни фотосессию, Кара говорит: «Я была как зверь в клетке. Понятия не имела, где находится камера, поэтому просто двигалась».

Нервная и напряженная работа и недосып привели к обострению у модели псориаза и проблем с кожей.

Исповедь владельца сексшопа. Обратная сторона бизнеса в 2000х

«Визажистам приходилось закрашивать проблемные места тональным кремом для каждого шоу. Люди надевали перчатки и не хотели прикасаться ко мне, потому что боялись, что это проказа или типа того».

Особенно тяжело девушке было принимать для съемок слишком кричащие сексуальные позы.

Исповедь владельца сексшопа. Обратная сторона бизнеса в 2000х

«Это дико и отвратительно. Когда вы начинаете карьеру, вы еще очень молоды, но с самого начала вам приходится подвергаться очень нехорошим вещам.

Сейчас я хорошо могу постоять за себя, и если кто-то переходит черту, я тут же заявлю об этом».

Исповедь владельца сексшопа. Обратная сторона бизнеса в 2000х

“Они сказали, что мои бедра слишком широкие”

Исповедь владельца сексшопа. Обратная сторона бизнеса в 2000х

19-летняя австрийская модель Джаз Эггер решила рассказать пользователям суровую правду о том, чего стоят ей снимки для instagram.

Под хэштегом #TruthBehindThisShot (“Правда за кадром“) Джаз выложила свои фотографии с описанием всего, что им предшествовало — месяцы мучений и голода.

«Накануне я не выспалась + в течение нескольких месяцев до этого не употребляла сладкого, соленого, жирного и алкогольного, чтобы кожа выглядела чистой. Не помогло. Визажисты все замазали».

Исповедь владельца сексшопа. Обратная сторона бизнеса в 2000х

В другом посте Джаз призналась: «Модельное агентство сообщило, что мои бедра слишком широкие, поэтому мне нужно похудеть. Я и без того весила меньше нормы, поэтому не стала этого делать».

Исповедь владельца сексшопа. Обратная сторона бизнеса в 2000х

«У меня ушло около 15 минут, чтобы сделать снимок. Я не могла сделать так, чтобы ноги выглядели худыми».

Исповедь владельца сексшопа. Обратная сторона бизнеса в 2000х

«Большинство дизайнеров создают наряды только в одном размере. Обычно это 4-6 размер (российский 38-40 — прим. Умного журнала).

Существует масса причин, по которым модная индустрия нуждается в революции, а пропаганда здорового тела очень важна».

Исповедь владельца сексшопа. Обратная сторона бизнеса в 2000хДжаз Эггер: «Я потратила час, думая, выкладывать ли мне этот снимок, поскольку мой нос заставляет меня чувствовать себя некомфортно»

«Я получаю тонну сообщений от молодых людей, которые спрашивают, как сбросить вес. Я никогда не даю им советов, но всегда задаю вопрос: “Если бы вы остались единственным человеком на планете, все равно попытались бы изменить свое тело?”. Думаю, вы догадываетесь, какой всегда следует ответ».

Другой девушкой, которой пришлось сполна хлебнуть всех тягот модельной жизни, стала Кайли Шабо. К 19 годам она успела украсить обложку итальянского журнала Vogue, принять участие в показах Chanel, Valentino и Calvin Klein, пережить расстройство питания, попытку суицида, наркотическую и алкогольную зависимость.

  • «Я думала, что раз я теперь модель, то должна стать еще худее, и что модели вообще не едят».
  • Когда 15-летняя Шабо прилетела в Нью-Йорк, чтобы подписать контракт с модельным агентством, ее чуть ли не с порога попросили сбросить еще несколько “лишних” килограммов:

«Мне сказали, что отныне это моя работа — быть худой, иметь гладкую кожу, хорошо выглядеть, быть энергичной и счастливой. Они называли меня жирной и говорили, что я недостаточно хороша».

Модель стала употреблять в пищу не более 500 калорий в день, опасаясь даже пить воду. Чтобы сохранять болезненную худобу, Кайли пила слабительное и несколько раз в день вызывала у себя рвоту.

«Как-то в агентстве меня попросили примерить бикини и измерили мои параметры. Я была больна и измучена, а они аплодировали мне за это, — вспоминает Шабо, — они аплодировали за все пытки, через которые я прошла».

К 17 годам Кайли решила “ударить по року”, спуская все заработанные деньги на алкоголь и наркотики, которые помогали ей справиться с депрессией.

«Я стала пить, употреблять наркотики все чаще и чаще, и наркотики постепенно становились тяжелее. Поначалу они мне нравились, ведь с ними совершенно не хотелось есть, но это лишь усугубило мои проблемы с питанием».

  1. После последнего в своей карьере модного показа в Париже, она отправилась домой, где на нее наконец нашло прозрение, что она заслуживает чего-то другого.
  2. «Я не хотела, чтобы люди из модельных агентств Нью-Йорка и Парижа говорили, что я толстуха и заставляли меня худеть, пока у меня не пропадут задница и бедра.
  3. Входя в мир моды, я считала себя сильной личностью, но когда вы начинаете заниматься этим ремеслом всерьез, то осознаете, каким наивным были в начале пути».

“У многих моделей нет месячных”

Одним из самых скандальных случаев в истории модных показов стала история с американской моделью Александрой “Али” Майкл. Во время Недели моды в Париже девушке, которой на тот момент было 18 лет, не разрешили выйти на подиум, поскольку заказчикам показалось, что у нее слишком “толстые ноги и лодыжки”.

«Режиссер показа подошел ко мне и сообщил: “Ты превращаешься в женщину, твое тело меняется. Тебе нужно научиться следить за этим”.

После того случая модели пришлось бороться с весом и лечиться от пищевого расстройства.

В погоне за худобой, Али Майкл долгое время боролась с анорексией и булимией. В какой-то момент она питалась только овсяной каши, салатом, виноградом и иногда рыбой.

Вскоре издевательства над своим телом сказались на теле и здоровье Али.

«Как-то я летела в самолете из Парижа и провела рукой по волосам. В моей ладони остался страшный клок сухих волос».

Али не раз заявляла, что всем моделям приходится морить себя голодом и мучиться проблемами со здоровьем, а многие недуги становятся едва ли не “профессиональными”:

«Помню случай, который произошел за кулисами показа в Париже. Мы с другими моделями сидели вчетвером, и я упомянула, что из-за диет у меня уже год не было месячных. Услышав это, каждая из них по очереди сказала: “Ой, и у меня”, “У меня тоже, ага”».

Али пришлось долгое время лечиться у врачей и диетологов, чтобы избавиться от проблем с питанием и нехваткой веса. Она все еще занимается модельным бизнесом, но с куда меньшим фанатизмом, чем в начале карьеры.

Источник: https://www.anews.com/p/59193546-ehta-industriya-uzhasna-modeli-o-temnoj-storone-mira-mody-20-foto/

Обратная сторона модели

Исповедь владельца сексшопа. Обратная сторона бизнеса в 2000х
ДЕВОЧКИ: готовы на все, чтобы устроить личную жизнь

Благодаря глянцевым журналам даже в глубинке девочки знают, что крупные агентства, держащие сегодня модельный рынок России, можно пересчитать по пальцам. Это – «Modus Vivendis», «Fashion», «Point», «President».

Кто является их фактическими хозяевами, сказать очень непросто. Знающие люди утверждают, что некоторые российские нувориши перекупают агентства для собственных утех.

И все рассказы гламурных изданий о волшебной жизни в модельном Зазеркалье решают одну задачу: заманить во вновь созданные гаремы наивных провинциалок.

Ответить на вопрос, так ли привлекательна работа модели, как преподносят ее модные журналы, «Экспресс газете» помогли компетентные читатели, приславшие сообщения по адресу kremencova@eg.ru, а также режиссер Андрей КОНЧАЛОВСКИЙ, снимающий фильм «Глянцевая жизнь», и известный светский сводник Петр ЛИСТЕРМАН.

Елена КРЕМЕНЦОВА

Не называйте их проститутками!

Андрей КОНЧАЛОВСКИЙ, снимающий моделей в фильме «Глянцевая жизнь», считает, что в скупке богатеями модельных агентств нет ничего плохого.

По словам режиссера, работа над картиной завершается, на экранах она появится в будущем году. Модели в его фильме играют самих себя. На главную роль приглашена актриса Юлия ВЫСОЦКАЯ. Засветился в фильме «Глянцевая жизнь» и элитный сводник Петр ЛИСТЕРМАН.

Исповедь владельца сексшопа. Обратная сторона бизнеса в 2000х
ЮЛИЯ ВЫСОЦКАЯ И АНДРЕЙ КОНЧАЛОВСКИЙ: актриса должна уметь целоваться лучше модели

— Не вижу ничего удивительного в том, что олигархи или просто люди богатые покупают модельные агентства, — говорит Кончаловский. — В нынешней России так и должно быть: все покупается, продается, перекупается и жестоко эксплуатируется. Очень много женщин хотят быть валютными проститутками экстра-класса и жить вблизи Рублевского шоссе. Проблема в том, что Рублевка ограниченна.

— А вы сами были на вечеринках в Лужках или Морозовке, куда привозят моделей по заказу олигархов?— Мне это не нужно. Я и так могу все представить.

Тем более что у меня очень хорошие консультанты. Петр Листерман, например. Он у меня вообще один из героев.

Правда, сам себя не играет он же не артист и такую большую роль не потянул, но появляется в эпизоде в роли пластического хирурга.

— Это он убедил вас, что почти все самые красивые российские девочки мечтают стать валютными проститутками?

— Не называйте их так! Проституция — понятие очень широкое. Его в своих трактатах употреблял Ленин. А мы с вами давайте не будем. Девочки не мечтают стать проститутками, а хотят устроить свою жизнь, пока молоды, и при помощи своей привлекательности получить как можно больше денег.

Исповедь владельца сексшопа. Обратная сторона бизнеса в 2000х

— Но вы же сами себе противоречите.

— Нет. Если бы эти девочки имели несколько миллионов долларов, то вряд ли бы помышляли о проституции. Они просто хотят иметь деньги. И руководит ими вовсе не мечта, а алчность.

Благодаря глянцевым журналам всем хочется жить красиво. Вот она сидит в своей Тмутаракани и думает, как бы мне начать жить красиво, я же ничего не знаю и не умею, денег на учебу у меня нет.

И выбирает самый доступный ей способ, известный со времен Адама и Евы.

— Так чем же модель отличается от проститутки?

— Разница в том, что у проститутки нет выбора: ей платят, она должна. А модель выбирает, с кем она хочет быть, а с кем нет. И вообще я к этим поползновениям женским отношусь терпимо — это нормально. Женщина же не мечтает ходить по рукам и прыгать из одной постели в другую.

Ей хочется семьи, обеспеченности, возможности детей рожать и воспитывать. Семья с алкоголиком — нищим, пусть даже в чем-то суперталантливым, не может быть женской мечтой.

Поэтому я не отношусь плохо к стремлению женщины чем-то в себе поступиться и выйти замуж, скажем, за маленького толстенького банкира не по любви, а по расчету. Ведь брак по любви может и не сложиться.

Сопли и алчность

— Нам в редакцию не раз звонили с рассказами о некоей саратовской Любе, отправлявшей девушек в Москву к Листерману, а затем принуждавшей их заниматься проституцией, отрабатывая затраты. Так что и у прошедших в модели выбора нет.

Читайте также:  Бизнес для пенсионеров: как жить безбедно?

— Исключить такой поворот событий я не могу. Но что значит «выбора нет»? Он есть всегда.

Я всем этим стонам про «не могу вырваться» не верю! Вон в прошлом году наша русская женщина на цепи сидела в Японии, была секс-рабыней, а ехала туда работать официанткой.

Так и то смогла вырваться! Потому что на самом деле хотела. Человека, который помог ей сбежать, убили. Но даже после этого она не побоялась и подала в суд на своих истязателей!

— То есть вырывайтесь ценой жизни?

— Да. А все остальное — это слабая воля, сопли и алчность! Эти качества проявлялись у женщин и в советские времена. Правда, тогда было больше лицемерия, но и больше бл…ства.

Все хорошенькие секретарши становились любовницами своих начальников или их боссов, впрочем, как и другие сотрудницы, и тоже говорили: «У меня выбора нет!» Беда в том, что в нынешней России настолько низкая мораль, что девушка через нее перешагнет и не заметит.

Исповедь владельца сексшопа. Обратная сторона бизнеса в 2000х
ПЕТР ЛИСТЕРМАН И АНДРЕЙ КОНЧАЛОВСКИЙ: нечасто начинающий актер консультирует маститого режиссера

— А на Западе это не так?

— Так! Только там мужчины больше уважают женщин, а женщины больше уважают себя. Говорю это без всякой симпатии к феминизму. У нас, если рядом с женщиной остановится дорогая машина и ей через стекло протянут визитку, она это событие воспримет как комплимент и будет им хвастать. А в той же Италии подобная ситуация будет воспринята женщиной как оскорбление.

— Просто в Европе веру не истребляли и уровень жизни выше.

— Да как вы не поймете?! Повышение экономического уровня не несет в себе духовного обогащения. Это колоссальная иллюзия, мол, если у человека будет много еды, он начнет заниматься духовным совершенствованием. Богатые люди России доказывают, что по мере роста своего капитала они превращаются в животных!

— То есть дети и внуки наших «крестных отцов» другими не будут?

— Надеяться на это надо. Но в российских элитных школах воспитывают детей по иерархическому принципу, растя из них холуев, сатрапов, тиранов и диктаторов одновременно, как это было в Европе в XVI веке. Только наш век еще страшнее.

Это абсолютный диктат денег. И под воздействием глянца женщине сегодня приходится много сложнее. А привлекательным девушкам его агрессивной атаке вообще очень трудно противостоять. Но все-таки можно и нужно, и об этом мой фильм.

Круче английской королевы

За комментариями мы, разумеется обратились к самому авторитетному специалисту в данном вопросе Петру ЛИСТЕРМАНУ.

— Зачем олигарху модельное агентство? Неужели это такой уж прибыльный бизнес?

— Да, модельный рынок очень вырос за последние несколько лет и стал очень прибыльным. Крупные бизнес-структуры России и СНГ действительно начали скупать модельные агентства по всему миру. После покупки футбольных клубов это увлечение у сильных мира сего стоит на втором месте.

Только в этом месяце мой друг — известный западный адвокат, который ведет дела многих топ-моделей и голливудских звезд, помог русскому олигарху приобрести модельное агентство в Лондоне. Быть владельцем модельного агентства в России и в Европе так же престижно, как принадлежать к королевской семье.

За 5 — 10 миллионов евро бизнесмен покупает пропуск в мир элиты мировой моды и светской жизни.

Мы с одним из первых русских олигархов Ильей Медковым купили свое первое парижское агентство 16 лет назад. Тогда я понял, что миром правит красота. Через год после покупки агентства я уже знал почти всех государственных деятелей. А на праздновании дня рождения нашего модельного агентства приехало больше голливудских звезд, чем на вручение премии «Оскар».

Исповедь владельца сексшопа. Обратная сторона бизнеса в 2000х
МИЛЫЙ ПЕТЯ: для этих левочек Листерман дороже и папы, и мамы

— Вы тесно сотрудничаете с некоей саратовской Любой?

— Тигран питерский, Гия краснодарский и, конечно, Люба саратовская — это все мои ученики, которые продолжат работать для меня на всех региональных кастингах…

— Почему многие глянцевые журналы печатают фото моделей или просто красивых успешных молодых женщин, не называя их имен?

— Некоторые олигархи, чтобы сделать приятное своим любимым девушкам, просят меня поставить их фото на обложки глянцевых журналов. Если девушка красивая — это возможно…

— В чем разница между моделью и валютной проституткой?

— В цене! Чтобы заполучить девушку легкого поведения экстра-класса для поездки в Европу, нужно заплатить 5 — 10 тысяч евро. А чтобы завоевать сердце топ-модели, надо потратить на романтические отношения очень много времени, сил и, конечно, 200 — 300, а иногда даже 500 тысяч евро на подарки и путешествия по миру на частном самолете и яхте.

— От каких качеств характера зависит успешность моделей?

— Счастливое завершение карьеры топ-модели — замужество зависит только от меня! Я, как ангелочек с рожками дьявола, сам решаю, кому быть счастливой.

— Почему вас не пустили на конкурс «Мисс Россия»? Говорят, его выкупил «Русский стандарт», вас внесли в стоп-лист, и вы бегали у входа, пытаясь узнать, где будет банкет после конкурса.

— Я хотел купить этот конкурс, но организаторы слишком много денег зарядили и не хотели продавать. Потом «Русский стандарт» купил его «лимончика» за два. А мои друзья -олигархи хотели перекупить за три. Вот меня и не пускали на банкет.

Ссылки по теме «Листерман»:

Анекдот в тему

Поженились модели – парень и девушка. Первая брачная ночь. Они неподвижно лежат 10 минут, 20, полчаса. Парень не выдерживает:

— Я что-то не понял: нас сегодня кто-нибудь будет иметь или нет?

К сведению

По данным налоговиков, зарплата моделей самых престижных столичных агентств, с которой они платят налоги, колеблется от 600 до 4500 рублей в месяц. При этом «Modus Vivendis» разместился в отдельном здании близ Киевского вокзала. У «Fashion офис» около 300 кв.

м в районе Чистых прудов. «Point» занимает трехэтажный дом рядом с Цветным бульваром. Цены на недвижимость в этих районах колеблются от $2 тыс. (при аренде) до $10 тыс. (при покупке). Агентства или выкуплены очень крутыми бизнесменами, или поддерживаются ими финансово.

Кто заказывает музыку *

* «Point», как утверждают люди сведующие, купил один олигарх, молодой мужчина, которому еще нет 40. Он большой любитель женщин. Предпочитает неопытных девочек, начинающих моделей. Вербует их его бывшая любовница, выступающая теперь в роли менеджера по персоналу.

Раньше этим агентством управлял Максим, некогда близкий друг Вячеслава Зайцева. Но он, говорят, развалил дело, так как почти всех новых моделей пропускал через себя и любил устраивать групповушки на яхте какого-нибудь клиента.

* Миллиардер Алик находится в постоянном поиске. Любит высоких, стройных блондинок. Для чего и устраиваются постоянные кастинги. Подбор серьезный. Девушка проходит менеджера, психолога и врача. Они смотрят, насколько претендентка коммуникабельна.

В деньгах принятых на работу Алик не ограничивает. Всем даются телефоны его помощников, а особо отличившимся выдают кредитку, на которую постоянно поступают деньги. Считается, что если девочке дали карточку, то она обеспечена.

Даже если богатый хозяин к ней охладевает и прекращает посещать, деньги на счет все равно капают.

* Олигарх Андрей тоже любит высоких и стройных. Не обязательно блондинок, но обязательно с узкими бедрами и длинными ногами. Он обычно собирает тусовки на своей яхте или в каком-нибудь экзотическом месте. На Канарах, например.

Тусовкам предшествует кастинг, обычно в Лужках. Для этого «Modus Vivendis» собирает по всей России девочек, чьи параметры близки к классическим 90-60-90. Привозят в Москву девушек 40, отбирают половину.

Расселяют в гостинице, вечером показ, на котором уже присутствует доверенное лицо олигарха. Из этой половины отсеивают еще десять человек, оставляют на ужин, присматриваются и уже самых-самых зовут на тусовку.

Предпочтение отдается провинциалкам, поскольку эти еще в состоянии искренне радоваться недорогим подаркам и поездкам за границу.

В конце тусы девочкам выносят мешочек. Каждая запускает туда руку и вытаскивает какое-нибудь украшение с бриллиантами. Это называется «боевым крещением».

Про Андрея ходит одна байка. Среди моделей, которые вокруг него крутятся, была одна, которая всем говорила, что она честная и за деньги ни с кем не спит. Прослышав об этом, Андрей сказал, что заплатит миллион долларов, если она ему отдастся. «Честная» дамочка гордо отказалась и ушла.

Но через два дня позвонила и сказала, что согласна. Олигарх пригласил ее в отель. Когда модель пришла, предложил ей пройти в спальню и раздеться. Затем зашел в комнату, кинул на кровать пакет с деньгами и сказал: «Пошла вон, шлюха».

Та оделась с оскорбленной миной, но деньги с собой все же прихватила.

Исповедь владельца сексшопа. Обратная сторона бизнеса в 2000х
КСЕНИЯ СОБЧАК: мечта богатых и бедных

Тело в дело!

Один из бывших женихов Ксении С. обожает экстремальный секс. Пообщавшись с ним, многие модели узнают, что такое садомазо. И подолгу не могут работать, пока синяки не пройдут.

Этот господин связывает девушку, как кулек: ноги и руки вместе за спиной, веревка фиксируется на шее. В тусовке поговаривают, будто он уже пару-тройку девушек придушил — так ненароком.

Но, несмотря на это, многие девушки соглашаются на рискованные трюки: гонорар больно высок — около $2000 за раз.

Исповедь владельца сексшопа. Обратная сторона бизнеса в 2000х

* Элитных московских моделей регулярно выписывает в Лондон беглый олигарх Борис Березовский. Девушки говорят, что БАБ в койке очень тактичный и обходительный.

— Есть такая Люба, совершенно одиозная фигура, — предупреждает неопытных девушек наш читатель из Саратова Максим Кузнецов. — Раньше она была директором саратовского модельного агентства, теперь перебралась в Москву. Очень жесткая дамочка, подбирающая себе контингент из наивных, зависимых и поддающихся давлению девочек.

Были случаи, когда она отправляла их из Саратова, не предупреждая о том, что им на самом деле предстоит пережить в Москве. И уже по телефону вынуждала несчастных и растерянных девчонок заниматься проституцией. Теперь она работает в тесном сотрудничестве с Петей Листерманом.

Когда он приезжал к ней в Саратов, его представляли девушкам директором престижного столичного агентства.

* Эту информацию нам прислали читатели по электронному адресу kremencova@eg.ru

Источник: https://www.eg.ru/culture/8218/

Фрэнк Партной — FIASCO. Исповедь трейдера с Уолл-Стрит

Здесь можно скачать бесплатно «Фрэнк Партной — FIASCO. Исповедь трейдера с Уолл-Стрит» в формате fb2, epub, txt, doc, pdf. Жанр: Прочая документальная литература, издательство ЗАО «Олимп—Бизнес», год 2001. Так же Вы можете читать книгу онлайн без регистрации и SMS на сайте LibFox.

Ru (ЛибФокс) или прочесть описание и ознакомиться с отзывами.

На Facebook
В Твиттере
В Instagram
В Одноклассниках
Мы Вконтакте

Исповедь владельца сексшопа. Обратная сторона бизнеса в 2000х

Описание и краткое содержание «FIASCO. Исповедь трейдера с Уолл-Стрит» читать бесплатно онлайн.

«FIASCO» — это откровенный и захватывающий дневник человека, знающего закулисную сторону финансовых джунглей 1990-х годов, история молодого сотрудника Morgan Stanley, постигающего премудрости той беспощадной паутины эфемерных ценных бумаг, в которой миллиарды долларов пропадают столь невероятным и непостижимым образом, что мало кто может в этом разобраться.Фрэнк Партной мастерски рисует мир не знающих снисхождения хитроумных зазывал, которые убеждают не подозревающих о подвохе людей покупать производные бумаги. Порой эти господа шутливо сравнивают свои творения со средствами массового уничтожения. Клиентам остается лишь осознать, что их бессовестно «кинули»: против искушенного игрока у них нет ни единого шанса.Эта книга написана с юмором и наполнена яркими персонажами. Она должна послужить предостережением всякому, кто имеет паи в фондах, акции и даже страховой полис.Книга рассчитана на широкий круг читателей.

Фрэнк Партной

FIASCO. Исповедь трейдера с Уолл-Стрит

Предисловие к российскому изданию

В любой сделке есть тот, кто победил, и тот, кто проиграл, и если ты не знаешь, кто «лопух», — значит, это ты.

Россия — это не Европа и не Азия. Это что-то иное. Российский финансовый рынок всегда и всеми (и русскими, и иностранными инвесторами) считался рынком, который не вписывается ни в какую категорию.

Тот факт, что этот рынок нельзя считать развитым, не нуждается в особых пояснениях. В то же время его участники долго не признавали его и развивающимся. Причины, впрочем, у них были разные.

Россияне не хотели признавать его развивающимся рынком, скорее всего, из-за гордости.

Читайте также:  Для чего нужна справка 2 ндфл и как ее заполнить?

Действительно, Россия не соответствовала некоторым характеристикам развивающихся рынков: например, такие критерии, как низкий уровень образования населения и низкий уровень индустриализации страны, были к ней неприменимы.

Иностранные же инвесторы считали, что российский рынок не заслуживал названия развивающегося рынка, так как не было правил игры, а если они и были, то менялись во время игры, и к тому же набор профессиональных участников и рыночных инструментов в России был более чем ограничен, а ликвидность очень низка.

Иначе говоря, россияне не согласны были считать свой рынок «развивающимся», а иностранные инвесто­ры не хотели признавать его «рынком».

Но время летит. И вот, и те и другие начинают понимать, что присущая России специфика отнюдь не мешает ей постепенно становиться одним из развивающихся финансовых рынков.

В своей книге Фрэнк Партной великолепно описывает, как беспринципные продавцы, работающие в инвестиционных банках на развивающихся рынках, создавали и продавали «наивным» западным инвесторам такие про­изводные инструменты, которые были просто «игрой не для них». Однако кроме описанных автором эксцессов, информация о которых может оказаться весьма полезной будущим покупателям и продавцам финансовых инструментов, книга дает основания для куда более глубоких размышлений.

Знакомясь с «FIASCO», внимательный читатель неизбежно задается важными вопросами. Например, что движет покупателями — слава, деньги, власть или… глупость? И что движет продавцами — слава, деньги, власть или…

жажда крови? Что должно соблюдаться в первую очередь — буква или же дух закона? На каком этапе, даже при соблюдении закона, собственная этика не должна позволять некоторые действия? Возможно ли успешное развитие бизнеса при соблюдении руководителями инве­стиционных банков этических принципов?

Одной из главных задач, поставленных «Тройкой» на 2002 год, является создание отдела по работе с производными инструментами. Компания надеется на успешное развитие этого направления.

  • Управляющий директор
  • Управления торговых операций
  • Инвестиционной компании «Тройка Диалог»
  • Жак Дер Мегредичян

ПОСВЯЩАЕТСЯ МЫШКЕ

Автор приносит благодарности Старлингу Лоуренсу, главному редактору издательства «W. W.

Norton», и его ассистенту Патриции Чу за советы и рекомендации; Роберту Дукасу, литературному агенту, за помощь и под­держку; юридической фирме Covington & Burling за предоставленную возможность поработать над книгой; Мишел и Денни Партной за согласие купить хотя бы один экземпляр; Лауре Адамc, Брюсу Бэрду и Крису Бартоломуччи за ценные замечания; и наконец, многочисленным сотрудникам банка Morgan Stanley, названным и безымянным, которые волей-неволей стали персонажами этой книги.

В инвестиционный бизнес людей приводит то же нездоровое влечение, которое превращает женщину в проститутку: желание избежать любой серьезной работы и вести групповую деятельность, не требующую особого интеллекта; это лучший способ заработка для тех, кто не способен ни к чему другому.

Ричард Ней, «The Wall Street Jungle»

За всяким крупным состоянием лежит крупное преступление.

Оноре де Бальзак

С 1993 по 1995 год я занимался продажей производных финансовых продуктов на Уолл-стрит. За это время 70 (или около того) человек, с которыми я работал в группе производных нью-йоркского банка Morgan Stanley, получили в совокупности почти миллиард долларов — в среднем по 15 миллионов на каждого. Можно сказать, мы были самой удачливой группой во всем мире.

Кроме того, группа делала неизмеримо больше денег, чем любая другая в нашем банке. Morgan Stanley — один из старейших и самых престижных элитарных инвестиционных банков, а группа производных была тем мотором, который приводил его в движение.

Нашего миллиарда вполне хватило на зарплаты десяти тысячам сотрудников банка по всему миру, и после этого нам остался довольно приличный куш. Менеджеры в нашей группе получали многомиллионные премии, и даже самые рядовые сотрудники имели доходы с шестью нулями.

Многие из нас, в том числе и я, все еще продолжали жить атмосферой 1920-х годов.

Как у нас получались такие деньги? Прежде всего, мы были людьми неглупыми; я работал вместе с лучшими умами во всем бизнесе производных. Мы свободно владели сложнейшими методами современных финансовых операций, и, наверное, нас не зря прозвали «ракетчиками».

Morgan Stanley был уже не тот, что в прежние времена. В 1920-х годах этот элитарный инвестиционный банк пользовался репутацией аристократического заведения, славился неизменными свежими цветами, изысканной мебелью, элегантным обеденным залом и безукоризненной добросовестностью. Лозунг фирмы звучал так: «Первоклассный бизнес в первоклассной обстановке».

В лучшую пору банковского дела, то есть в 1980-е годы, фирма столкнулась с жесткой конкуренцией других банков и несколько ухудшила свои позиции.

В ответ Morgan Stanley решил радикально поменять политику и переориентироваться с консервативной добропорядочности на прибыльность.

Когда я пришел туда в 1994 году, банк уже сменил прежний образ действий на ловкие финансовые операции и делал кучу денег.

Другие банки (в том числе First Boston, где я работал до Morgan Stanley) так ничего и не сумели противопоставить его агрессивной новой тактике.

Да и по виду это заведение было уже совсем другим: цветы исчезли, стояла мебель от компании Formica, менеджеры торопливо что-то глотали (если вообще успевали) за стойкой забегаловки, втиснутой между двумя проходами торгового зала.

Энергичная политика вызвала к жизни новое кредо Morgan Stanley: «Первоклассный бизнес в деловой обстановке». Изысканный политес прошлых десятилетий сменился атмосферой чисто дикарской энергии.

Группа производных получала руководства к действию от самого президента, Джона Мака. В банке Мак прошел все ступеньки, начиная с самого дна торгового зала. Там его по-прежнему зовут Макки-Нож: на столе у Мака возвышалось нечто вроде внушительного металлического штыря, на который он, как говорили клеветники, грозился насаживать профнепригодных сотрудников.

В качестве традиционного сувенира за успешную сделку вместо обычного прозрачного «кирпича» с коронным лозунгом фирмы Мак однажды получил от начальства разбитую телефонную трубку, запакованную в прозрачный пластик, — как признание того, что он мастерски пользовался телефонами в торговом зале. С Маком у руля о безмятежных временах Дж. П.

Моргана приходилось забыть.

Под руководством Мака мои способные боссы вскоре превратились в дикарей с миллионами, то есть в нечто среднее между подонками и стервятниками. Если они не были заняты какими-нибудь сложными вычислениями, то могли говорить только о том, как бы «намылить кому-то шею» или «кого-то вздуть».

Вне работы они оттачивали свои кровожадные инстинкты в частных стрелковых клубах, на сафари или стреляли голубей в Африке и Южной Америке. А самой важной отдушиной для них оставалось состязание с подобающим названием: Fixed bicorne Annual Sporting Clays Outing (Ежегодные стрельбы с фиксированными ставками), сокращенно — FIASCO.

Этот ежегодный стрелковый турнир, собственно, и задавал тот варварски пренебрежительный тон, с которым банк относился к растущим потерям своих клиентов на производных. Начиная с апреля 1994 года, когда эти потери стали возрастать катастрофически, Мак предпочитал руководствоваться такой жизненной максимой: «Пахнет кровью.

Значит, пора прикончить еще кого-нибудь».

Что-что, а уж это мы готовы были делать за милую душу. Поля сражений в мире производных усеяны телами наших жертв.

Может быть, вам попадалось в газетах, что один единственный человек из округа Ориндж, из Baring Brothers, Daiwa Bank или Sumitomo Corporation (а возможно, и еще откуда-то, о чем мы просто не знаем) потерял миллиард долларов. Другим компаниям, чтобы лишиться миллиарда, потребовалось несколько больше людей.

Тут можно привести массу хорошо знакомых названий; в частности, Procter & Gamble и бесчисленные фонды потеряли на производных по нескольку сотен миллионов, а в совокупности — миллиарды. 50-миллиардный обвал мексиканской валюты тоже случился не без связи с поражениями на рынке производных.

Как однажды выразился покойный сенатор Эверет Дирксен, «миллиард — сюда, миллиард — туда, это распрекрасно, но потом-то с вас потребуют реальные денежки». Если в последние годы у вас были акции или паи в фондах, вполне возможно, что часть реальных денег, потерянных на производных, — ваша.

Источник: https://www.libfox.ru/282559-frenk-partnoy-fiasco-ispoved-treydera-s-uoll-strit.html

Бизнес и власть: назад в 2000-й год

На мой взгляд, в отношениях с бизнесом государство сегодня как раз в такой ситуации. То, что условия ведения бизнеса в России скверные, известно давно. Но именно в последнее время власть пытается что-то менять.

В феврале 2012 года Владимир Путин анонсировал «программу 100 шагов» с перемещением России со 120-го на 20-е место в рейтинге Всемирного банка по условиям ведения бизнеса и учреждение поста Уполномоченного по защите предпринимателей.

За этим последовала разработка «дорожных карт» по упрощению подключения к электросетям и согласования строительных процедур, изменению таможенного регулирования и стимулированию экспорта, появились указы об оценке деятельности губернаторов в зависимости от состояния делового климата в регионе. Чем вызван этот разворот и почему он не происходил раньше?

Деньги заканчиваются

Есть объективное объяснение. После «дела ЮКОСа» и до кризиса 2008-2009 года в соответствии с логикой «вертикали власти» главной социальной базой для политического режима выступала федеральная бюрократия. Бизнес же рассматривался, в лучшем случае, как «младший партнер». Однако оказалось, что такая опора более или менее работает, пока все хорошо.

В момент же шоковых потрясений (кризис 2008-2009 годов) рациональное поведение бюрократа средней руки сводилось к тому, чтобы не брать на себя лишней ответственности. Этим во многом объяснялась запоздалая реакция на кризис в реальном секторе экономики в конце 2008 года, а также чрезмерные расходы в рамках антикризисных мер.

Кризис показал, что ставка на одну лишь бюрократию чревата серьезными рисками.

При этом российская власть понимает, что сложившаяся система может существовать только в условиях социальной стабильности, а для этого нужно постоянное повышение уровня жизни массового избирателя.

В момент кризиса 2008-2009 годов власть смогла удержать доходы населения от падения за счет огромных социальных расходов — роста пенсий, пособий по безработице, индексации зарплат.

Но это привело бюджет к проблемам, которые активно обсуждаются сегодня.

Власть понимает, что потенциал бюджетных расходов исчерпан. Повышение уровня жизни может быть обеспечено только за счет экономического роста. Но попытки стимулировать экономику через государственные инвестиции, создание госкорпораций и другие меры, не дали ожидаемых результатов.

Сегодня единственным источником поддержания социальной стабильности может быть экономический рост, основанный на частных инвестициях. А это означает необходимость создания благоприятного инвестиционного климата: если до 2008 года плохие условия для ведения бизнеса компенсировались высокой доходностью, то после кризиса маржа упала, а проблемы остались.

Отражением этого факта является активный отток капитала из России, который начался в момент кризиса и продолжается до сих пор.

По сути, власть пытается найти для себя новую социальную базу в предпринимательском сообществе. Однако процесс протекает отнюдь не просто.

Политика 2000-х годов с ее ориентацией на сверхцентрализованную систему управления сформировала в госаппарате устойчивые «группы интересов», которые привыкли получать ренту от подконтрольного им бизнеса и совершенно не хотят ничего менять.

Примечательно высказывание одного из экспертов АСИ, что федеральные ведомства и региональные власти на удивление быстро научились выстраивать «фальш-панели» вместо содержательной реакции на директивы по улучшению предпринимательского климата.

Понятно, что институт омбудсмена и механизм «красной кнопки» (с возможностью для бизнеса оперативных жалоб на давление властей) — это лишь отдельные инструменты. Сами по себе они могут не дать желаемых результатов.

Уполномоченному по защите предпринимателей придется начать с реакции на жалобы, однако такая «пожарная команда» не добьется успеха, если параллельно не будет организован регулярный анализ статистики экономических преступлений, что позволило бы выявлять потенциальные зоны опасности и действовать на упреждение.

Возможности для такой аналитики появятся тогда, когда информация будет доступна для экспертов.

Нужны и перемены в госаппарате, включая силовые структуры. Если все ограничится лишь обновлением нормативной базы, то люди, привыкшие использовать государство в своих частных интересах, найдут новые дырки в законах и будут продолжать делать то, что они делают сегодня.

В этом процессе очищения госаппарата от недобросовестных сотрудников очень важна публичность.

И, например, без систематического воздействия на общественное мнение со стороны Ольги Романовой, Леонида Никитинского и других журналистов, без вынесения ими в публичное пространство фактов незаконного давления на бизнес, возможно, власть не пошла бы на создание новых механизмов защиты предпринимателей.

Однако публичность важна не только в критическом, но и в конструктивном аспекте. Когда какие-либо предложения обсуждаются в кабинете за закрытыми дверями, у конкретного чиновника и у власти в целом больше возможностей для аппаратных игр — просто в силу большего доступа к информации.

Читайте также:  Как заработать миллиард: 12 лучших идей

Но когда дискуссия ведется в публичном пространстве, чиновникам и политикам гораздо сложнее уклониться от обсуждения содержательных аргументов. Очень важно, что бизнес в 2011-2012 годах — фактически впервые после «дела ЮКОСа» — стал выходить на дискуссии с властью в публичном пространстве.

Возвращение в 2000 год

Недавно реагируя на мой «умеренный оптимизм» по поводу происходящих изменений в отношениях между властью и бизнесом один коллега в переписке на «Фейсбуке» спросил: А почему не удалась (в смысле не была доведена до конца) масштабная экономическая реформа имени Грефа? Тогда вроде и количество точек приложения и людей было больше? Разве работа над ошибками проведена и сейчас должно получиться? Для ответа на эти правильные вопросы можно написать не одну диссертацию. Тем не менее если попытаться ответить коротко: правящая элита идет на реальные изменения и реформы (которые означают для нее ограничение самой себя) только в ситуации сильного давления извне или снизу.

Такое давление вполне ощущалось после кризиса 1998 года, что сделало возможным реформы Грефа. Однако к 2003 году обязательства по внешним долгам на удивление безболезненно были погашены (а опасения насчет пика выплат в 2003 году изначально были очень серьезные).

Пошел экономический рост (в том числе благодаря налоговой реформе, построению губернаторов и другим мерам начала 2000-х), стали явно расти доходы населения, что привело к снижению социального напряжения.

В итоге давление заметно ослабло — и исчезли стимулы к учету мнения других игроков в отношении характера дальнейших изменений.

При этом изменения все равно продолжались: разговоры о «застое второй половины 2000-х» не корректны.

Для этого периода обычно вспоминают только монетизацию льгот, но закон о госзакупках (известный как 94-ФЗ), «национальные проекты», создание «институтов развития», попытки построения «двухпартийной системы» (ЕР-СР), внедрение системы оценки губернаторов по 300 показателям, медведевское «декларирование доходов» — все это были большие и дорогостоящие реформы. Проблема в том, что они воплощались через «бюрократическую вертикаль», которая адаптировала все эти реформы под свои потребности, успешно утапливая те здравые элементы, которые в некоторых из этих реформ изначально были.

Что изменилось сегодня? Во-первых, кризис 2008-2009 годов показал, что модель госкапитализма, основанная на «вертикали власти», которую люди из Кремля строили в 2000-е, явно не эффективна и нужно ее менять. А, во-вторых, возникло сильное внешнее (из-за изменения экономической конъюнктуры) и внутреннее давление.

Теперь на заливание недовольства, в том числе со стороны части элит, уже не хватает денег, оно стало выходить наружу и властная элита оказалась вынуждена идти на уступки, что мы сейчас и наблюдаем. Естественно, все это не является гарантией успеха для начинаний «новых реформаторов» (типа Колокольцева, Ливанова, Никифорова, Белоусова или Абызова).

Но пространство возможностей для таких людей сегодня явно расширилось.

Источник: https://www.forbes.ru/sobytiya-column/217381-pochemu-pravitelstvu-pridetsya-prislushatsya-k-biznesu

Маркетинг в 2000-е – это как бизнес в 90-е

Я стал заниматься маркетингом в 2000-е, когда ты был крутым маркетологом уже потому, что делаешь что-то большее, чем объявления в «Из Рук в Руки». Я придумал для своих клиентов, а потом и для своих компаний маркетинговые штуки, которых никто никогда не делал.

В последнее время я часто узнаю о том, что такие же штуки заморские компании мутили 20-30-100 лет назад (реально – есть штука столетней давности). Мне, с одной стороны, приятно – всё же, как бы, ставит нас, недопернатых, в один ряд с великими. С другой – тошно, ведь я целое десятилетие изобретал велосипеды.

И ещё этому учил. Это вообще смешно.

Девяностые закончились, как известно, двумя способами. Добрая половина – разложена по кладбищам, вторая – накопила некислый опыт.

Теперь, впрочем, этот опыт ничего почти не стоит, и мальчики с планшетиками строят торговые империи, не выходя из кафетерия. Как и маркетинговые знания периода двухтысячных.

«Слабоумие и отвага» больше не в моде, начитанность и «категория общих знаний» больше не в тренде, больше не даёт преимуществ.

Половина гуру маркетинга двухтысячных – на свалке истории. Сброшены с парохода современности новоявленными эсэмэмщиками, да директологами.

Наши знания и опыт теперь годятся только для мемуаров и нытья в фейсбуке. Современные технологии практически позволяют каждому стать каждым. Нужно – научился делать лендинги.

Важно – посмотрел вебинар, настроил Директ. Лень – пошёл на Kwork, заказал за 500 рублей.

Выход один. Садиться за учёбу. Осваивать новые технологии, вникать в новые концепции, учиться у побеждающих кедоносцев, как ни комично это выглядит изнутри себя. Хихикать над БМ, но в двухчасовом словесном поносе этих гавриков всё же находить полушку смыслов. Плакать над неэффективностью этого, но постепенно копить – копить на какое-то новое понимание маркетинга.

Мы недолго посмеялись над обломом Тинькова с Оливьеро Тоскани, и забыли. А ведь это был знак. И Олег Юрьевич его прочитал, а мы – были слишком надменны для этого. В истории маркетинга 2000-х все мы – Тоскани, хотя всегда представляли себя «тиньковыми».

Наш университет – маркетинг двухтысячных. Его диплом оказался малозначимой бумажкой. Как говорила одна из моих учительниц – «в нужник, на гвоздик». Серафим Саровский всю жизнь носил с собой Евангелие, а мы – томик условного «огилви».

Только вот Серафим – святой, а в нас – почти ничего святого.

Учиться, а не учить. Одно из главных моих открытий за последний год. И даже приятно, что я дошёл до этого не через отсутствие благодарных учеников, а через осознание собственной для них бесполезности.

А вообще, всё ведь повторяется. И скоро крутыми будут считаться маркетологи, делающие что-то большее, чем объявления в Директе. Только вот столетний опыт крутых западных компаний можно теперь погуглить за 10 минут, а внедрить – ещё до обеда. Цифры опять победили слова, а кеды – туфли.

В девяностых было модно заказывать себе памятники в полный рост, с шестисотым мерсом и золотой цепью. Маркетологи двухтысячных могут позировать на фоне томика Огилви, например. С пером и шпагой.

Хотя, это лучше, чем памятник на фоне лендинга по продаже поддельных часов.

PS: простите.

Источник: https://spark.ru/user/14131/blog/18392/marketing-v-2000-e-eto-kak-biznes-v-90-e

Тоталитарный тренинг: Как действуют бизнес-курсы, похожие на секты

Я пытаюсь понять, как Зотова и её соратники добиваются такого подобострастного отношения среди людей, которые хотят стать бизнесменами и вообще прокачивать волевые качества. Епихины отвечают сбивчиво, перебивают друг друга, каждый хочет выговориться и донести свою правду. Они приводят в пример типичное лайфспринговское упражнение — «Лодка».

Участников просят закрыть глаза и медитировать под спокойную музыку. Их просят представить, что они плывут на корабле по красивому морю. Но вдруг налетает шторм, корабль тонет. У него есть только она лодка, на которой могут спастись три человека. Каждому участника выдают три палочки, и он должен выбрать, кого готов спасти.

Оксана вспоминает, что, когда она проходила тренинг впервые, ей нужно было исключить кого-то одного — себя, свою сестру или одного из двух «бадди» — товарищей по тренингу, о каждом из которых она обещала заботиться в начале мероприятия. Тому, кому ты не отдаёшь палочку, нужно в лицо сказать: «Ты мне не важен. Я тебе не доверяю».

Если ты отдаёшь все три палочки, надо произнести: «Я жду смерти». Тренер при этом постоянно давит на участников. Например, Оксане Зотова кричала, что она не отдала палочку «бадди», который символизировал её сына: «Это значит, что тебе наплевать на него».

О болевых точках клиентов тренеры узнают из анкет, которые те заполняют при поступлении.

После окончания опроса всех просят лечь на пол, закрывают дверь и выключают свет. Люди понимают, что они мертвы. Наступает тишина, пока кто-нибудь не начинает плакать. Это вызывает цепную реакцию, и вскоре в тёмной комнате многие рыдают, кричат, молят о спасении.

Появляется тренер и спрашивает: «Вы хотите жить?» Все хором кричат: «Да!». «Тогда живите!» На этом в комнату врываются представители группы поддержки. Они поют, танцуют, всех обнимают и дарят атмосферу праздника.

По словам Оксаны, такая амплитуда чувств — от полного самоуничижения до эйфории — чревата страшными психологическими последствиями. Некоторых сразу после упражнения рвало.

А после возвращения в пустую и тихую квартиру, в реальную жизнь, где практически невозможно испытать нечто подобное, уже через пару дней начинается настоящая наркоманская ломка. Тебя снова тянет на тренинг, чтобы ощутить полноту бытия.

Даже те, кто после прохождения первой ступени отказывается от продолжения обучения, часто меняют своё решение.

Этому способствуют капитаны, которые устраивают неформальные встречи в кафе с группами студентов, сплотившимися за первые три дня тренинга. Они вспоминают, как было здорово, и решают все вместе идти на следующую ступень.

Если кто-то отказывается, вся остальная группа начинает его уговаривать, включая тех, кто сам ещё не принял решение продолжать.

Недавно Городищенский суд Волгоградской области отклонил иск «Игры жизни» к Дмитрию Епихину о защите деловой репутации, так как он касается осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности.

Такие иски нужно подавать в Арбитражный суд. На стороне Епихиных — десятки человек, которые присоединились к ним в борьбе с «Игрой жизни». За Зотову — тысячи учеников, счастливых или пока считающих себя счастливыми.

Саентологи

Через две недели после того, как Владимир Кусакин из «Бизнес Форвард» намекал, что «найдёт меня», я еду в Ставрополь на семинар этой организации — «Как развивать продажи в кризис». Южный филиал — гордость Кусакина.

По рейтингу ростовского издания «Деловой квартал», «Бизнес Форвард — Юг» лидирует на рынке бизнес-тренингов региона. Оборот в первом полугодии 2014 года — 25 млн рублей, в 2013 году — 35 млн.

Именно успешность филиалов в своё время позволила «Бизнес Форвард» выйти на новый уровень.

Действо проходит в лучшем отеле города, для руководителей компаний вход бесплатный. Я заранее записываюсь под вымышленной фамилией, представляясь владельцем всё той же типографии. Её московские реквизиты, кажется, никого не смущают. Специально прихожу к самому началу семинара, но в списках меня не оказывается. Я снова предоставляю свои контактные данные и сажусь на место в последнем ряду.

Ведущий — 29-летний Сергей Шушин, исполнительный директор «Бизнес Форвард — Юг». Он сразу говорит, что одного дня не хватает, на полное раскрытие темы требуется минимум пять.

Потом он неоднократно будет на это ссылаться, рекламируя другие семинары и индивидуальные занятия. Начинает мероприятие он с краткого изложения своей биографии и заслуг компании, которую представляет. Как и Зотова, Шушин был спортсменом.

Причём не рядовым, он серебряный призёр чемпионата мира по академической гребле и участник пекинской Олимпиады. Его карьеру прервала серьёзная травма. Сейчас он неоднократный чемпион мира среди любителей.

Рассказывая о продажах, он будет регулярно ссылаться на спортивный опыт. В первую очередь Шушин выделяет дисциплину и контроль со стороны старшего как два главных залога успеха в спорте и бизнесе.

На семинаре Шушин продвигает агрессивный метод продаж и предлагает руководителям стать авторитарными. Полный контроль над сотрудниками, включая запись их переговоров, звонков и планёрок, безжалостные увольнения неэффективных или «выгоревших», минимальный оклад с большой премией при выполнении плана.

Он даёт зачатки построения «саморазвивающегося бизнеса» (термин Кусакина), руководитель которого только контролирует статистику, но не принимает участия в оперативном управлении. Это на самом деле может быть интересно и полезно предпринимателям, зашедшим в тупик или не обладающим системным мышлением.

Люди в основном слушают заинтересованно, задают вопросы, реагируют на вопросы ведущего. На вторую часть семинара остаются почти все, ушли лишь человек пять.

Изначально в зале было 45 слушателей, хотя, судя по листочку организаторов, записывалось раза в полтора больше. Треть — владельцы компаний, наёмные директора и обычные сотрудники.

14 женщин, почему-то половина из них — крашеные блондинки.

За обедом некоторые из посетителей отрабатывают то, чему учил Шушин. Женщина и мужчины приблизительно лет 30–35 выдают мне свои визитки и предлагают воспользоваться их услугами по внедрению IT-систем.

Рассказывают, что сильно просели в кризис, но, к счастью, им вовремя позвонили и пригласили на этот семинар. Теперь они знают, как нанимать эффективных сотрудников, и постараются применить это на практике.

Источник: https://secretmag.ru/cases/stories/sekti.htm

Ссылка на основную публикацию